Вход на сайт
Регистрация
Вы можете зайти на сайт, если Вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Пожалуйста, авторизуйтесь:
Для регистрации, пожалуйста заполните следующую форму:
Пожалуйста, введите Ваш логин или email.
Через несколько минут пароль будет отправлен на указанный Вами адрес:
все материалы

Журнал о дизайне, архитектуре, художественных направлениях и тенденциях

Смысловые доминанты

О тонкостях работы в историческом пространстве, культурной линии города и собственном взгляде на развитие Петербурга рассказывает Александр Кривенцов, руководитель архитектурной мастерской «Циркуль». Той самой, что придала новый внутренний облик Центральному выставочному залу «Манеж».

– Новый директор Манежа Павел Пригара предложил разработать новую концепцию зала, когда он находился в состоянии затянувшейся реставрации и больше походил на торговый центр, чем на выставочный зал. Нам, по сути, дали карт-бланш. Наша мастерская за два месяца разработала проект, и уже в сентябре 2015 года мы вошли в активную фазу стройки. То есть проектные решения выдавали с листа. Мы практически жили в Манеже.

Основную концепцию нашего проекта можно разделить на две главные составляющие. Во‑первых, мы решили сделать максимально нейтральное пространство, поскольку важнее все-таки экспонаты, чем амбиции, и та колористика, в которой сейчас выполнен зал, абсолютна нейтральна к любым произведениям искусства. Во‑вторых, нужно было сохранить некую историческую преемственность, чтобы люди, придя в обновленный зал, не были ошарашены тем, насколько он изменился. Все-таки петербургская публика очень консервативна и крайне трудно привыкает к нововведениям. Поэтому от каких-то сложноподчиненных дизайнерских и архитектурных форм мы отказались сразу и оставили исторически сложившееся направление движения в зале слева направо, по часовой стрелке.

Мы пригласили петербургскую мастерскую по дереву, которая сделала нам все раздвижные деревянные конструкции. Они служат в том числе и для того, чтобы Манеж не был завязан только на выставки, чтобы в промежутках между ними зал жил и представлял из себя мобильное коммуникативное пространство, культурный триггер для встреч, переговоров, лекций.

Шли споры по поводу перемен в функциональном зонировании Манежа, но в итоге с нами все согласились: мы убрали кассы из входной зоны и поместили туда гардероб, чтобы люди могли войти в Манеж бесплатно и понять, хотят ли они посетить выставку или им достаточно заглянуть в книжный магазин, сувенирную лавку, кафе или детский центр.

Манеж перестраивался множество раз. В процессе работы мы нашли старую историческую кладку и раскрыли ее. А в так называемой царской ложе обнаружили чугунную лестницу, ведущую на второй этаж. Сейчас там спроектирована библиотека, которая тоже послужит идее сделать Манеж многофункциональной культурной институцией.

Было полностью раскрыто потолочное пространство и выкрашено в белый и черный цвета: белый – это второй этаж, более открытый, а черный внизу – более камерный. Так удобнее ставить выставочные стенды, подключать освещение, мультимедиааппаратуру и так далее. Было заказано профессиональное итальянское освещение,

которое является неотъемлемой частью выставочного оборудования: его пока, к сожалению, невозможно заменить отечественными аналогами.

В Манеже стоят пять очень мощных серверов, которые обеспечивают всю автоматизацию. Это скрытые работы, которые тем не менее делают его одним из самых современных выставочных залов России. Все нововведения мы старались сделать максимально функциональными и незаметным, ведь это же все-таки историческое здание Кваренги. А лифт мы перенесли. И, помимо всего прочего, создали проект благоустройства площадки за Манежем: в марте там должен появиться амфитеатр.

Появилась идея объединить Эрмитаж, Русский музей, Манеж и Новую Голландию в так называемую музейную линию, связывающую все культурные институции по Александровскому саду, Конногвардейскому бульвару, Дворцовой площади и Миллионной улице. Речь идет об объединении их в какой-то логичный маршрут, об айдентике. Ведь сейчас туристический поток идет или по Невскому проспекту или по набережной, по Конногвардейскому бульвару почти никто не ходит: туристы, дойдя до фонтана в Александровском саду, разворачиваются и идут обратно.

С другой стороны, нам нужны точки притяжения культуры в разных частях города. Это может быть, допустим, парк. Есть же Тиргартен в Берлине, Цент-ральный парк в Нью-Йорке. Парк может включать коворкинги, небольшие выставочные павильоны. В принципе, такая урбанизация, в которой центром притяжения является рекреационная зона, – это прекрасная история, и она работает. Меня очень вдохновил Музей Уитни в Нью-Йорке и Хай-Лайн-парк на Манхэттене, разбитый прямо на путях надземной железной дороги, которая проходит чуть ли не через весь центр. Очень долго город не знал, что с ней делать: транспорт по High Line давно уже не ходит, а сносить дорого и опасно, так как линия проходит внутри плотной жилой застройки. В итоге там разбили парк, где есть видовые площадки, небольшие выставочные павильоны, магазинчики, скамейки. Вот это та самая урбанистика, которая нам нужна.

Вот поставили небоскреб на Лахте – прекрасно. Но почему вокруг него снова возникает панельная застройка, которая скоро дойдет до Комарова? Почему не создать интересную современную архитектуру вокруг этой доминанты? Почему бы не устроить Сити на Лахте?

опубликовал:
Podkluch
6 марта 2017
Автор статьи:
Мария Рогалёва

Комментарии

Для добавления комментария Вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться. У пользователей социальных сетей, таких как ВКонтакте, Facebook, Twitter, есть возможность авторизоваться на сайте, используя свой аккаунт.